Оон хотят ограничить применение автоматизированных роботосистем - kupihome.ru

Оон хотят ограничить применение автоматизированных роботосистем

«Роботы-убийцы» на площадке ООН

В Женеве на этой неделе проходит первая сессия Группы правительственных экспертов ООН открытого состава Конвенции о негуманном оружии по смертоносным автономным системам вооружений (САС). Именно на площадке этого международного форума рождались запреты кассетных боеприпасов, напалма, ослепляющих лазеров и противопехотных мин.

Для России боевые роботы стали одним из символов возрождения вооруженных сил, перспективным экспортным товаром и сигналом миру о готовности страны бросить вызов технологическому лидерству Соединенных Штатов.

Между тем в последние годы все больше известных людей выступают за полный запрет «роботов-убийц». Под соответствующей инициативой подписались более 20 лауреатов Нобелевской премии мира, 150 религиозных лидеров и 3 тыс. специалистов по искусственному интеллекту. Мировую общественность ужасает сама мысль, что право распоряжаться человеческой жизнью может достаться бездушной машине, которая, конечно, не станет соблюдать нормы гуманитарного права.

Однако запретить боевых роботов будет нелегко — хотя бы потому, что пока в мире нет принятого на международном уровне термина не только «смертоносные автономные системы» или «роботы-убийцы», но даже простого термина «оружие». Если же попытаться сформулировать это определение, то выяснится, что под него, скорее всего, подпадут давно известные «роботы-убийцы»: системы ПВО, длинный ряд ракет, действующих по принципу «выстрелил и забыл», активная защита для бронетехники и даже противотанковые, морские и прочие мины.

При этом образцы САС, которые производит современная оборонная промышленность, пока вызывают у общественности скорее разочарование. Роботизированная южнокорейская пулеметная вышка SGR-A1, американская морская противовоздушная система Phalanx System, израильская автоматизированная система ПВО Iron Dome, беспилотные ударные летательные аппараты Taranis и X-47B или израильский барражирующий боеприпас Harop мало походят на классического голливудского «Терминатора».

Тем не менее широкая общественная и медийная кампания против «роботов-убийц» уже приносит определенные плоды: США и Великобритания первыми подали пример ответственного поведения, включив положения об обязательном контроле оператора над применением оружия во внутреннее законодательство, а представители других ведущих в военном отношении держав сделали заявления о своем обязательном соблюдении принципов международного гуманитарного права при разработке новых видов оружия.

Но мировую общественность, очевидно, подобные заверения едва ли удовлетворят, и тема передачи «критической функции» (по определению Красного Креста) по применению боевого оружия роботам сегодня занимает умы юристов и политиков. Тему подогревают страхи, связанные с военным применением сложных технологий, определяемых понятием «искусственный интеллект». Илон Маск, Билл Гейтс, Стивен Хокинг и Ник Бостром считают суперинтеллект одной из возможных величайших экзистенциональных угроз человечеству.

Между тем трезвый анализ современного искусственного интеллекта показывает, что феномен, который на стадии разработки именуется этим термином, в итоге становится очередной функцией, как, например, спутниковые навигационные системы, программа распознания голоса SIRI или программы распознания образов.

Технические эксперты ведут глубокий и, похоже, пока безрезультатный спор о сроках и вообще возможности создания реального искусственного интеллекта, способного соревноваться с человеческим мозгом в динамично меняющихся условиях. Возможно, этот спор растянется на десятилетия.

Однако помимо аспектов международного гуманитарного права у проблемы есть и другая сторона — стратегическая стабильность. По некоторым оценкам, боевые роботы нового поколения будут способны состязаться в эффективности с ядерным оружием. Так бывший министр обороны США Чак Хейгел даже начал говорить о «третьей стратегии противовеса» в развитие двух предыдущих, опиравшихся на тактическое ядерное оружие и высокоточные обычные вооружения. Новая версия сдерживания предполагает: роботизированное оружие поможет восстановить превосходство, которое якобы было подорвано российскими и китайскими военными разработками.

Технологический отрыв от соперников позволит военным стратегам надеяться, что САС смогут нейтрализовать многоуровневую систему ПРО неприятеля, защитят собственные базы от нападения и дадут возможность вести боевые действия с гораздо большего расстоянии от территории противника. Подобные планы разжигают если еще не гонку вооружений, то гонку военных технологий, в которой рождаются сотни проектов автономных беспилотников, гиперзвуковые ударные системы, роевые эскадроны и глобальные системы по управлению тысячами роботов, которые в скором времени заполнят воздушный и Мировой океаны.

Законы робототехники. Как регулировать искусственный интеллект

Скорость — совершенное оружие, сказал недавно Илон Маск, обсуждая финансовые результаты Tesla за третий квартал этого года. Но он имел ввиду отнюдь не скорость своих машин. Речь шла о скорости работы роботов, которые эти машины собирают. Позднее в Твиттере Маск прокомментировал, что уже через несколько лет нам понадобится стробоскоп, чтобы оценить скорость движения роботов.

Скорость развития робототехники и искусственного интеллекта, по всей видимости, переходит на новый уровень. И человечество это понимает — в 2017 году, чтобы не вылететь с трассы, оно приняло национальные и общемировые правила обращения с ней. Проиллюстрирую текущий уровень технологий, и попробую объяснить, почему принятие законов робототехники — неизбежно.

На волне прогресса

По данным Международной Федерации Робототехники, невероятно быстро растет рынок промышленных роботов. В 2016 году их продажи достигли почти 300 000 единиц. Пять лет назад этот показатель был почти вдвое меньше. В результате объем только одного этого рынка составил $13 млрд, а с учетом смежных рынков ПО и компонентов – все $40 млрд.

Уже не первый год завод компании Siemens в Амберге производит один программируемый контроллер в секунду с невероятным уровнем качества — процент брака составляет всего 0,00115%. Достигнуть скорости производства в 12 млн единиц в год одновременно с сохранением качества помогают роботы — 75% операций автоматизировано.

В Великобритании уже несколько лет успешно используют хирургических роботов Da Vincie для борьбы с раком простаты. Их главное отличие от обычных — высочайшая точность, сохранение околооперационных тканей, а также быстрые сроки восстановления. В свежем исследовании рынка хирургических роботов говорится, что среднегодовой прирост этого рынка в 2017-2021 годах составит 10,53%.

Уже давно никого не удивляет робот-пылесос, как и робот-мойщик окон. Благодаря удешевлению компонентов и производству целого ряда моделей в Китае их стоимость стала серьезно падать, и они хлынули на рынок. Достаточно посмотреть на финансовые показатели только одного производителя, чтобы понять насколько вырос рынок домашних роботов в последние несколько лет — они уже продаются миллионами штук.

Робот Cheetah компании Boston Dynamics еще в 2012 году показал скорость движения, сопоставимую с рекордами Усейна Болта, а их антропоморфный робот Atlas, в 2017 уже научился делать сальто назад. Но технические достижения — это, пожалуй, не самое впечатляющее. Поражает скорость проникновения робототехники во все аспекты нашей жизни.

Читать еще:  Обзор samsung galaxy s9: технические характеристики, камера, дизайн

Наконец, все чаще компании стали объявлять о наборе роботов в штат. Известный всем пример российского банка, который попытался заменить юристов «искусственным интеллектом», а в некоторые отделения уже поставил роботов для обслуживания посетителей, — одна из ярких, но далеко не единственных иллюстраций.

За робота ответишь?

Скорость внедрения новых технологий действительно поражает! Хорошо это или плохо, вопрос риторический. Однако с развитием робототехники активизировалась новая проблема – регулирования.

Действительно, чем больше появляется роботов (особенно, таких) и киберфизических систем, тем больше вопросов вызывает применение к ним действующих норм. Постулаты Азимова о непричинении вреда человеку и человечеству умными роботами уже давно не вызывают эмоций у большинства специалистов.

Вопросы, ответы на которые хотелось бы получить уже сейчас: есть ли ограничения на использования военных роботов? Кому принадлежат авторские права на созданные роботом произведения и кто ответит за его поступки, например ущерб, принесенный автопилотируемой машиной?

В применение «искусственного интеллекта» в финтехе уже нужно вмешаться, или стоит подождать еще нескольких сбоев бирж? Как будем защищать имплантируемые роботизированные механизмы и что делать, если имплантат в сердце есть, а компании-производителя уже нет?

Ну и наконец, проблема сильного искусственного интеллекта (ИИ, сравнимый с человеческим мозгом по уровню интеллекта) все-таки реальна и нам уже нужно контролировать его разработки, или разберемся как-нибудь потом?

Самозарождение правил

Первые подходы к таким проблемам обозначили в Южной Корее. В 2007 году там анонсировали разработку Этического устава роботов (документа с тяжелой судьбой; о его существовании за пределами Кореи практически ничего так и неизвестно, хотя корейская версия, как оказалось, похоже все-таки существует). Затем там же приняли закон о содействии развитию умных роботов.

Но в последние годы проблема регулирования вышла на новый уровень. Обозначим основные подходы.

Частные законы. Множество экспертов высказывало свои мнения о том, как должны регулироваться отношения между роботами и людьми. Например, Три закона робототехники фантаста Айзека Азимова, или Десять законов ИИ Сатьи Наделлы, руководителя компании Microsoft. Даже Карел Чапек, создатель слова «робот», упоминает в R.U.R. некую Лигу Гуманности, борющуюся за права роботов на нормальное отношение со стороны людей.

Позиция сообществ. Иногда высказанные предложения о регулировании поддерживаются целым сообществом экспертов. Хороший пример — 23 Азиломарских принципа искусственного интеллекта, разработанных и опубликованных в январе 2017 года под эгидой Future of Life Institute. Их подписало уже почти 4 000 экспертов и специалистов. Ученые предлагают направить свои усилия на создание управляемого, надежного и полезного ИИ, отказаться от «гонки вооружений» на основе ИИ и подумать о безопасности разработок, а также ответственности самих разработчиков.

Предложения, которые высказываются экспертами, по существу являются примером первых попыток саморегулирования, когда частные лица или компании разрабатывают правила до того, как государство разработает законы, обязательные для выполнения. Одним из характерных атрибутов саморегулирования является объединение в ассоциации. Их правила становятся обязательными для ее членов. Примером такой ассоциации является Partnership on AI — партнерство, участниками которого являются Amazon, Apple, Google, IBM, Facebook, Microsoft и другие. Оно создано в 2017 году и о конкретных правилах говорить пока рано, но мы видим один из уникальных примеров объединения крупнейших компаний мира (к слову, конкурентов в ряде областей) вокруг проблемы развития искусственного интеллекта.

Регулирование на национальном уровне

На протяжении 2017 года мы увидели целый ряд примеров того, как государство пытается регулировать киберфизические системы.

Например, в Германии принят закон, призванный открыть дорогу автономному транспорту. Законодатели выделили категорию автомобилей «со значительно или полностью автоматизированной функцией вождения» и разрешили водителями отвлекаться от ситуации на дороге. Одновременно, правда, удвоили лимит ответственности за причиненный вред и ввели правило обязательной установки «черного ящика».

В Китае представили многостраничный План развития технологий искусственного интеллекта нового поколения. К 2030 году в нем поставлены амбициозные цели. Китайские технологии ИИ должны стать ведущими в мире, а сам Китай – крупнейшим инновационный центром. При этом обозначено намерение создать первые законы в этой сфере уже к 2020 году.

А Эстония и вовсе стала первой страной в мире, которая легализовала правила передвижения роботов-курьеров.

Международное регулирование

После громкого анонсирования Корейского устава роботов десять лет на международном уровне в каком-то смысле было затишье. Но 2017 год изменил и это.

В начале года Европарламент принял на рассмотрение проект Резолюции о правовом статусе роботов. Он состоит из нескольких разделов: общие соображения о роботах и их классификация, вопросы, касающиеся ответственности, а также определения кодекса этики для разработчиков робототехники.

А в конце года уже в России был представлен проект Модельной конвенции о робототехнике и искусственном интеллекте. Конвенция призвана объединить основные подходы к регулированию и инициировать принятие первого международного акта в этой сфере. В изначальной редакции конвенции 42 правила, посвященных безопасности роботов, а также правилам их создания и использования. Отдельные разделы содержат положения, направленные на регулирование разработок в сфере искусственного интеллекта, а также на ограничения в применении военных роботов.

В конвенции также высказывается призыв создать наднациональный институт регулирования на уровне ООН. Ранее Европарламент также выступил со схожим предложением на уровне Европы — создать Европейское агентство по робототехнике и ИИ.

Полагаю, что в 2018 году скорость регулирования перейдет на новые уровень. Тенденция очевидна: нас ждут новые законы робототехники, которые, возможно, уже в этом году воплотятся в национальные и международные законы.

Спасительная автоматизация:
современные тенденции в сфере охраны труда

Сегодня производственный травматизм ложится тяжелым бременем на каждого работодателя. Согласно оценке Международной организации труда (МОТ, International Labour Organization), около 2,3 млн женщин и мужчин во всем мире ежегодно становятся жертвами несчастных случаев на производстве или заболеваний, вызванных условиями труда. Это около 6 тыс. человеческих смертей в день. При этом чаще всего к смертельному исходу приводят болезни, полученные работником на предприятии. К примеру, опасные вещества, по оценкам МОТ, вызывают более 650 тыс. смертей в год.

Несколько десятков лет назад полностью обезопасить сотрудника в опасных условиях труда было крайне затратным делом для компаний, а зачастую и невозможным с технической точки зрения. На производствах эту проблему частично помогло решить развитие роботизированных технологий.

Первых промышленных роботов предприятия начали внедрять для работы в агрессивных средах либо для выполнения задач, в которых участие человека можно свести практически к нулю. Основными сферами применения стали погрузка и разгрузка грузов, горнодобывающие работы и сборка продукции, не требующая сложных манипуляций. Одним из минусов подобных роботизированных решений долгое время являлась необходимость сложной настройки агрегатов для выполнения каждой задачи, однако на данный момент производители выпускают самообучающихся роботов с адаптивными системами управления.

Читать еще:  Какая фен-щетка с вращающейся насадкой лучше

К примеру, крупный британский дистрибьютор одежды Ralawise обрабатывает на своих складах тысячи коробок с товарами в день, поэтому наиболее распространенные происшествия — это рваные раны от режущих инструментов, которые используются для вскрытия коробок и удаления упаковки. В прошлом году компания сделала ставку на автоматическую систему распаковки коробок и в результате ей удалось существенно снизить число производственных травм, а также увеличить скорость выполнения операций. Робот с помощью датчиков и фотосъемки измеряет размеры каждой коробки и правильно располагает ее на стенде перед тем, как разрезать. Распаковка происходит согласно установленным оператором спецификациям.

Наряду с развитием полностью автоматизированных роботов на рынке появились коллаборативные роботы (коботы, cobots). Данные технические решения активно используют в автомобилестроении и производстве электроники. Такие роботы работают рука об руку с человеком, выполняя более опасные и вредные для здоровья части производственного процесса. Также коллаборативные роботы востребованы в фармацевтической промышленности, поскольку в рамках лабораторий зачастую сложно установить большую автоматизированную систему. В ходе исследований сотрудники медицинских компаний проводят манипуляции с разного рода химическими и биологическими веществами в различных условиях, при этом зачастую вещества могут быть опасны для человека. Таким образом, работу с биологически опасными веществами проводят роботы, а на других стадиях исследований и испытаний препаратов к работе подключаются люди.

Заметным трендом на рынке коботов становится разработка и внедрение носимых роботехнических решений (wearable robots) и экзоскелетов. Механические устройства повторяют форму конечностей, суставов и мышц оператора, при этом работают с ним в тандеме, усиливая его физические возможности или сокращая усталость и напряжение. Данный рынок активно развивается, и уже существует целый ряд концепций промышленных экзоскелетов, которые различаются в первую очередь сферой применения. Одними из первых такие решения начали использовать автопроизводители. Например, в октябре 2018 г. Hyundai Motor Group объявила, что запустит на североамериканском заводе тестирование своего экзоскелета Hyundai Vest (H-VEX), благодаря которому снижается давление на шею и спину рабочих. Ранее об использовании экзоскелетов заявляли автокомпании Ford и BMW. Востребовано данное технологическое решение и в строительной отрасли, где необходимо переносить большое количество тяжестей. К преимуществам технологии разработчики относят не только сокращение числа травм, но и увеличение работоспособного возраста сотрудников, что дает возможность использовать труд людей старшего поколения.

Однако даже самые совершенные роботы не смогут создать полностью безопасные условия на производстве без комплексной системы охраны труда. Основные игроки на рынке робототехники и ряд ИТ-компаний уже предлагают собственные решения в этой области. В целом ряде отраслей, которые всегда считались консервативными, в ближайшие годы может начаться активное внедрение «умных» решений для снижения числа травм и смертей среди персонала. Значительные шаги сделаны, в частности, в горнодобывающей отрасли, где лидеры рынка стремятся реализовать идею «умной» шахты.

Одним из примеров инструментов обеспечения безопасности в горном деле может служить комплексное решение компании VIST Group (входит в Zyfra Group), в рамках которого на предприятии создается автоматизированная система управления безопасностью VG Safety. Пользователи с помощью данного ИТ-продукта могут анализировать производительность персонала, проверять квалификации и оценивать риски перед каждой производственной сменой (рис.). Также в режиме онлайн на карте предприятия отображаются участки с нарушениями и местоположение персонала, а в специальном мобильном приложении появляются оповещения об угрозах для сотрудников. Система позволяет в автоматическом режиме формировать бригады на сложные или опасные работы с учетом рейтинга и компетентности персонала. Технические решения, такие как камеры слежения Orlaco, уменьшают количество случаев травматизма, повышают безопасность ведения горных работ и увеличивают производительность за счет более быстрых и безопасных маневров. Камеры предупреждают водителей и машинистов о приближении объектов и препятствий в «мертвых» зонах за счет специальных радаров и обзора в 360°. За состоянием водителей грузовиков следит специальная система, которая анализирует степень усталости людей на основе непрерывного анализа мимики лица и зрачков. Для предупреждения обвалов при подземных горных работах используются радарные системы.

Рисунок. Схема работы системы VG Safety

Основа VG Safety — система «Единая книга предписаний и формирование сменных нарядов». Это программное средство, предназначенное для автоматизации управления предприятием, а именно первичного уровня управления — нарядной системы и системы производственного контроля.

Модули программного обеспечения:

  • Единая книга нарядов.
  • Единая книга предписаний.
  • Жетонная/талонная система, нарушители.
  • ПАБ.
  • Профзаболевания.

Таким образом, VG Safety предоставляет пользователям следующие возможности:

  • применение электронно-цифро­вой подписи;
  • предсменный мониторинг;
  • контроль выполнения операций;
  • детальная аналитика и оценка рисков;
  • интеграция нарядной системы, производственного контроля в единый инструмент управления предприятием;
  • глубокая интеграция с другими системами (СКУД, ЭСМО, ERP, системы диспетчеризации).

Использование данной системы позволяет сократить LTIFR до 2,5 раза, а количество повторяющихся нарушений — на 40%, избежать штрафных санкций со стороны проверяющих организаций, а также снизить травматизм, количество инцидентов и остановок производства. Кроме того, персонал получает возможность выполнять меньше рутинных операций и анализировать большее количество данных для принятия решений.

Согласно статистике Сибирской угольной энергетической компании, которая использует технологические решения VIST, производственный травматизм на входящих в нее предприятиях в период 2006–2016 гг. снизился в четыре раза.

Реализация серьезного проекта с крупным промышленным игроком является целью многих технологических компаний, но производителям не стоит фокусироваться только на традиционных для роботизации сферах производства и услуг. Вероятно, в ближайшем будущем компании будут уделять все больше внимания созданию комфортных и безопасных условий для собственных сотрудников.

На данный момент роботехнологии, к примеру, активно внедряются в профессиональном спорте. Тренеры по американскому футболу начали использовать на тренировках движущихся манекенов-роботов для отработки игроками силовых приемов. Траектория робота программируется с пульта управления для того, чтобы имитировать реальные игровые ситуации и игроки могли лучше отрабатывать комбинации. Такое ноу-хау, как утверждают специалисты, позволяет снизить риск травм, которые нередко случаются у спорт­сменов в ходе монотонной работы со статичными манекенами.

Робототехнику и «умные» технологии в ближайшем будущем начнут использовать не только предприятия в развитых странах, но и игроки на развивающихся рынках. Технологическим компаниям не стоит забывать о возможностях диверсификации производства, а также следует повышать надежность собственных решений.

Охрана труда при использовании промышленных роботов

Рубрика: Технические науки

Дата публикации: 17.08.2015 2015-08-17

Читать еще:  Создан прибор, позволяющий идентифицировать человека по его сердцу

Статья просмотрена: 1776 раз

Библиографическое описание:

Поезжаева Е. В., Федотов А. Г., Заглядов П. В. Охрана труда при использовании промышленных роботов // Молодой ученый. — 2015. — №16. — С. 225-228. — URL https://moluch.ru/archive/96/21609/ (дата обращения: 13.02.2020).

Расширение сферы применения промышленных роботов, их возрастающий искусственный интеллект не уменьшает актуальность проблем обеспечения безопасности труда. Рассмотрена система технического зрения, выделены основные причины аварийной ситуации и требования, предъявляемые к безопасности труда.

Ключевые слова: промышленный робот, безопасность труда, система технического зрения.

Приводим определение промышленные роботы (ПР): автоматический манипулятор, осуществляющий перепрограммируемые перемещения в пространстве, многофункциональный, способный выполнять обработку и ориентацию материалов, деталей, инструментов или специализированных устройств в процессе разнообразных перемещений назначенный для достижения разнообразных целей, состав входят одна или несколько рук, на концах которых имеется схват. Управляющая система ПР включает в себя запоминающее устройство (ЗУ) и при необходимости, устройства для восприятия различной информации об условиях окружающей среды с целью адаптации. Эти многофункциональные устройства разработаны, главным образом, для выполнения в виде повторяющихся циклов заданной функции и могут быть перестроены для выполнения других функций без существенной модификации устройства.

Основными причинами, формирующими опасные, критические и аварийные ситуации при эксплуатации ПР, являются:

1. непредусмотренные движения исполнительных устройств промышленных роботов при наладке, ремонте, во время обучения и исполнения управляющей программы;

2. внезапный отказ в работе промышленного робота или технологического оборудования, совместно с которым он работает;

3. ошибочные (непреднамеренные) действия оператора или наладчика во время наладки и ремонта, при работе в автоматическом режиме;

4. доступ человека в рабочее пространство робота, функционирующего в режиме исполнения программы;

5. нарушение условий эксплуатации промышленного робота, роботизированного технологического комплекса;

6. нарушение требований эргономики и безопасности труда при планировке роботизированного технологического комплекса и участка (размещение технологического оборудования, промышленных роботов, пультов управления, загрузочных и разгрузочных устройств, накопителей, тары, транспортных средств и других средств технологического оснащения).

На проблему безопасности оказывают влияние следующие аспекты: изменяемое число степеней подвижности, свободная программируемость направлений перемещения, свободная программируемость скоростей. Стоит отметить основные виды опасности для здоровья и жизни обслуживающего персонала: механические повреждения, электротравмы, ожоги, химические травмы. Требования безопасности следует учитывать уже на этапе проектирования таких элементов, как схваты, руки, узлы сочленения, это особенно важно при значительности перемещаемых масс и скоростей. Необходимо предусматривать специальные устройства торможения (демпфирования в условиях значительных изменений нагружения, специальные меры выравнивания перемещаемых масс при значительных динамических нагрузках). В систему программирования и управления необходимо встраивать специальные диагностирующие средства и алгоритмы. Для обеспечения безопасности требуется использовать средства механической защиты в виде средств ограждения рабочей зоны ПР, использования специальных датчиков, фиксирующих направление, наличие посторонних предметов в рабочей зоне, электрокабели должны иметь покрытие, устойчивое к воздействию агрессивных сред, штепсельные разъемы должны быть герметичны. Так же необходимо проводить анализ работы ПР в составе автоматизированных линий с целью выявления так называемой «скрытой» опасности, которая может возникнуть при совместной работе ПР с элементами автоматической линии.

Мы предлагаем большее внимание уделять вопросам использования в промышленности различных сенсорных систем, в частности систем технического зрения (СТЗ). Типичными задачами, требующими зрительного очувствления являются зрительная инспекция продукции, контроль и управление процессами, робототехнические задачи, связанные с манипулированием заготовками, автоматизированной сборкой (рис.1).

Рис. 1. Взаимосвязь различных областей применения и задач зрительных систем в производстве

Применение, СТЗ особенно перспективно там, где возможности человеческого глаза (быстродействие, точность, надежность, объективность и т. д.) оказываются недостаточными, где технические и организационные альтернативы приводят к значительно большим затратам. Так например применение СТЗ в процессе сборке автомобилей см. рис.2

Рис. 2. Применение СТЗ на автомобильном заводе

В области манипулирования деталями и автоматизированной сборки можно выделить две группы задач:

1. измерение относительного смещения (инструмент — деталь, деталь — деталь) неточно позиционируемых объектов (например, деталей в паллетах) или определение геометрических параметров формы детали;

2. распознавание деталей и определение их положения.

Измерение смещения производится при автоматической сборке узлов.

Бесконтактное зрительное измерение особенно важно при монтировании деталей на крупном и тяжелом основании, как, например, при сборке автомобиля, когда альтернативные методы, связанные с повышением точности фиксаций узла и уменьшением допусков, оказываются экономически невыгодными. Характерными примерами являются отыскание начала шва при сварке и навеска колес.

Решение задач второй группы необходимо, в частности, при кассетировании неупорядоченных деталей роботом. Эти детали могут располагаться на плоскости либо быть в беспорядке сваленными в бункер. В настоящее время задача «разбора навала» (в бункере) представляется менее важной. Ни одна из существующих на настоящий момент систем не в состоянии удовлетворительно ее решить.

Целесообразность применения зрительных систем при контроле производственных процессов обусловлена тем, что в условиях современного высокопроизводительного производства человек не может обеспечить стопроцентный контроль всех операций. В результате брак обнаруживается слишком поздно, что приводит к большим потерям материалов и средств. Области применения СТЗ при контроле процессов включают в себя: контроль поверхностей на производственных линиях (прокат, производство стекла, пластиков, тканей), слежение за швом (сварка, склейка, полировка), измерение распределения размеров изделий, контроль состояния инструмента; контроль рабочей зоны.

В области визуальной инспекции типичными применениями СТЗ являются: контроль отливок на отсутствие трещин, контроль листового стекла (волнистость, вкрапления), контроль печатных плат и масок в электронной промышленности, контроль кабелей и др. [1–6]

Таким образом, мы приходим к выводу, что для безопасности использования промышленных роботов необходимо применять различные сенсорные системы, например рассмотренную нами систему технического зрения. Кроме того, средства защиты должны создаваться, исходя из учета различного характера деятельности персонала, работающего с ПР и высокой эксплуатационной надежностью таких средств, при этом затраты на их реализацию должны быть экономически оправданы.

1. Федотов А. Г., Поезжаева Е. В., Заглядов П. В., Безопасность труда при взаимодействии с промышленными роботами//Экология и научно-технический прогресс. Урбанистика,2014,стр. 14–15.

2. Поезжаева Е. В. Промышленные роботы: учеб.пособие: в 3 ч./ Е. В. Поезжаева. — Пермь Изд-во Пермь.гос, тех. ун-та, 2006.- Ч.1.-64 с.

3. Зенкевич С. Л., Ющенко А:.С. Управление роботами.- М.:Изд-во МГОУ им. Н. Э. Баумана, 2006.

4. Корендясев А. И. Теоретические основы робототехники: в 2 кн./ А. И. Корендясев, Б. Л. Саламандра, Л. И. Тывес; отв. Ред. С. М. Каплунов.– М.:Наука,2006.

5. Хорн Б. К. Зрение роботов.– М.:Мир,1989.

6. Михайлов С. В., Романов В. В., Заикин Д. А., Система технического зрения для диагностики процесса резания материалов//Вестник компьютерных и информационных технологий.,2007,№ 4,стр 23–26

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector